Verleriana
В моей душе бездна историй, и чем обернется следующая - не знаю я сама.
Я честно, я искренне извиняюсь, но меня понесло.
Остановится ЭТО только в том случае, если мне станет неинтересно.
С тем учетом, что мне с каждым мгновением все интереснее, на ближайшие пару месяцев только бы не лет!!!! я точно тут...

Фэндом: Гарри Поттер
Дисклаймер: Не мое, все Джоан Роулинг, и кому-там-еще-проданы-права
Выгоды не ищу, а просто... музу словами кормлю!
Жанр: приключения (пока, по мере продолжения будут уточняться)
Предупреждения: первый курс, распределение на другие факультеты, Дамбигад!!!, АУ

Пролог.
Мальчик-который-исчез.

Это случилось незадолго до 15 июля. Дня, когда совы доставляют заветные письма последним маленьким магам из графства Суррея.
Магглы были очень умными и наблюдательными, и если бы в один день или одну неделю во всех уголках страны неожиданно появились совы - это было бы очень подозрительно. И возможно даже началось бы расследование.
Поэтому уже давным-давно, еще при старом директоре школы был установлен график. Когда и куда летят совы, бегут огромные коты и кошки, куда несут свои письма нетопыри и крысы.
Графство Суррей, располагающееся в Южной Англии было в конце августовского списка. И 15 июля - было последним днем доставки писем в Южные графства.
Незадолго до этого серая ушастая сова, отправленная с письмом в городок Литтл Уингинг, вернулась обратно, сжимая письмо в лапках. В доме четыре на Тисовой улице Гарри Поттера она не нашла.
Немедленно к дому аппарировали маги, но и Вернон и Петунья Дурсли смотрели на магов вытаращено-испуганными глазами, отвечая что никакого второго мальчика в их доме никогда не было. Вообще никакого и никогда. У них есть замечательный сын Дадли, замечательность мальчика уже не проходила в двери!, а больше никого!
Знакомый аврор, прибывший ближе к ночи на вызов профессора Дамблдора, директора школы, сообщил, что над семейной четой был совершен какой-то мощный черномагический ритуал. И долгое время в этом доме действительно жил ребенок. Только... Взгляд аврора на миг стал изумленным, с ним обращались как со скотом.
А потом ребенок исчез, и он, аврор, даже не может проследить куда именно.
Три с половиной недели совы и кошки искали по всему графству ребенка по имени Гарри Поттер, но так и не нашли.
В магическом мире тем временем радовались маги. Гарри Поттер, мальчик-избавитель, мальчик-который-выжил возвращался в их мир! Да здравствует Гарри Поттер!
Буря радости сменилась шоковым молчанием, когда за два дня до отбытия поезда в Хогвартс от платформы 9 и ¾, неожиданно вышла статья в "Пророке" за подписью Риты Скитер.
"Гарри Поттер, мальчик-который-выжил, теперь мальчик-который-исчез!"
И... взорвалась бомба.


Глава 1. Косой переулок.
Гарри. Просто Гарри…

Белое. Алое. Рыжее. Красное. Синие. Желтое. Черное. Золотое. Искристое!
Мальчик, идущий за руку со старенькой седенькой бабушкой, только и успевал, что крутить головой в разные стороны, дивясь всему, на что падал его взгляд.
Налево – а там сверкающее стекло, пускающее в разные стороны разноцветные зайчики. Девушки в остроконечных шляпках, светлых мантиях легких, летящих крутились около этого стекла, рассматривая свои бесконечные отражения.
- Вот, вот! – засмеялась одна, - смотри, тебе такая прическа пойдет.
- Афро?! – в ужасе переспросила вторая, и тут же рассмеялась. – Смотри-смотри! А тут зеркало из мужского зала. Лысые! Какая у тебя форма головы красивая!
- Нашла, что похвалить!
Подружки рассмеялись, и мальчик перевел взгляд направо.
Магазин, в котором все сверкало, переливалось, завораживал металлическим блеском, все было очень интересно, но совершенно непонятно.
И у бабушки не спросить. Страшно! А вдруг не ответит? А вдруг сочтет, что он невоспитанный и не должен этого знать?
Скосив ярко-голубой глаз на мальчика, старушка спросила:
- Тебе интересно? Это магазин магической механики. Заправляет тут всем гоблин Арчи. Мерзкий типус, к нему зайдешь просто посмотреть, а выйдешь этой самой механикой заваленный. Хотя есть интересные игрушки. Потом если хочешь, мы можем зайти посмотреть.
Мальчишка помотал головой, боясь, что его неправильно поймут, боясь, что его заберут отсюда, из этого переулка. А вокруг было всего столько интересного! Такое чудо красок и света пряталось за маленьким баром, в котором пахло кисло и чем-то совершенно непонятным.
Никто не обращал внимания на них ни там, ни здесь.
И мальчик мог рассматривать незнакомый ему прежде мир широко раскрытыми глазами.
Вот магазин со стеллажами книг. Вот - маленький магазинчик, около которого летали разноцветные конфеты, бублики и плюшки. Маленький магазин с неожиданно широкой витриной, в который было выставлены весы, котелки, висели пучки трав и … чего-то не совсем похожее на травы.
Дальше был магазин с… метлами?!
- Это…
- Метлы, - пояснила старушка, крепче сжимая ладонь мальчика в своей. Вокруг было очень много людей, и она побоялась, что ребенка в этой толпе от нее оттолкнут. – Тут постоянно такая толчея. Новая метла появилась, так все любители и ценители этой костоломки квиддича здесь толкутся, на нее любуясь. Эх, когда я была молоденькой, мы на этих метлах что только не творили!
Двое магов, проводивших старушку с мальчиком подозрительными взглядами, отвернулись, вернувшись к своим разговорам.
В дальнем конце улицы было изогнутое высокое строение из белого камня.
- Это банк Гринготтс, там всем заправляют гоблины. Но нам туда не нужно. Это центральный банк, там и народа много, и служба безопасности на высоте, и увидеть могут лишние, те, у кого язык за зубами не держится.
- А есть еще?
- Да. Косой переулок – дорогой, здесь свои магазины ставят только те, у кого доходы высокие, у кого хорошо получается зарабатывать галеоны, а вот те, кто попроще – ставят свои магазинчики в другом, Лютном переулке. Вот туда за галеонами я и схожу. Здесь же есть кафе очень уютное, там мы с тобой потом пообедаем. А пока я тебя заведу к мистеру Олливандеру. У него сейчас, как я посмотрю, нет посетителей. А там ты быстро не справишься.
- Там?
- Это магазин волшебных палочек. Там ты побудешь, пока я не вернусь.
Мальчик кивнул. Посмотрел на аккуратненький магазинчик, где в витрине лежала одна-единственная палочка в коробке.
- Ну же, - подтолкнула его старушка. – Иди.
Новый кивок. Быстрые ноги поднесли к двери, мальчишеская рука легла на старую деревянную витую ручку и осторожно повернула. Раздался скрип, в лицо пахнуло запахом дерева, немного сырости и чего-то сладкого.
И мальчик смело шагнул через порог. Дверь закрылась за ним, отрезая ото всего мира. В воздухе зазвучали колокольчики, но никого не появилось.
- Простите! – спросил мальчик. – Здесь есть кто-нибудь?
- Сюда, - раздался серебристый смешок и в воздухе появился всплеск серебристых крылышек. – Сюда!
Вслед за незримым проводником, то и дело появляющимся лукаво то над мальчиком, то впереди, подманивая его всплеском крыльев, гость магазина волшебных палочек шел все дальше и дальше.
А потом впереди появилась новая дверь, медленно распахнувшаяся перед ним. И мальчик вступил в огромную комнату, в которой пахло деревом. Чуть сосной, немного дубом и сочно пахло березой.
От огромного стола, на котором стояли высокие стеклянные коробки, повернулся пожилой мужчина с почти бесцветными глазами, спрятанными за стеклами толстых очков.
- Юный маг? – прошелестел тихо он. – Вы пришли за палочкой?
- Да. Я Гарри, - представился мальчик.
- Гарри?
- Просто Гарри.
- Просто Гарри, - старичок закашлялся, но мальчику показалось, что он скрывает таким образом смех. – Ты пришел за палочкой «просто» Гарри?
- Да.
- И какую же ты хочешь, небось, самую лучшую?
- Нет, - мальчик покачал головой. - Я хочу такую, которая позволила бы мне защищать себя и тех, кто мне дорог!
- Достойный ответ для того кто станет однажды достойным магом. Пойдем, просто Гарри, я знаю, что за палочка ждет тебя здесь уже более пятидесяти лет.
- Меня?
- Тебя, - взгляд Олливандера стал тяжёлым, душащим, и мальчик обхватил себя за плечи. Ему показалось, что над ним опять нависла рука и вот-вот ударит.
Но перед лицом мальчика полыхнули серебристые крылья, и все пропало.
- Ты понравился моей фее, просто Гарри.
- Фее? – вскинул голову мальчик.
Олливандер вытянул руку, раскрывая медленно ладонь. Из-под сжатых пальцев по светлой мастерской заскользили серебристые лучи. А на старческой ладони с дряблой кожей, покрытой сеточками-узлами натруженных вен, стояла маленькая малышка с длинными серебряными волосами и фасеточными как у стрекозы крыльями. Хотя нет, гораздо красивее!
- Линь! – представилась малышка, поклонившись. – Я Линь!
- А я Гарри, просто Гарри, - улыбнулся мальчик. – Какая ты красивая!
Феечка чуть заметно смутилась.
Олливандер одобрительно кивнул.
- Пойдем, юный маг. Твоя палочка ждет тебя.
- Я должен идти … с вами?
- Конечно. Здесь мастерская, юный маг, все очень хрупкое. А палочки мы подбираем в особом месте, потому что случаются казусы…
- Казусы?
- Да, идём. Ты, наверное, знаешь, что потенциал мага раскрывается не сразу. И если для силы юного мага подходит хвост единорога, например, то через несколько лет, когда его сила станет стабильнее – нужно будет перо феникса или клык василиска. Поэтому и рекомендуется палочку проверять. Следующий раз, юный маг, вы придете ко мне после того как сдадите свои министерские экзамены за седьмой курс. Ко мне приходят и раньше, если на дереве появляется трещина, любая трещина приводит к тому, что магический поток искажается. И тогда заклинание обращается против заклинателя. Понятно?
Гарри кивнул. Звучало немного сложновато и до сих пор не верилось, что все это происходит именно с ним, но можно было понять!
К тому же, с ним разговаривали с ним как со взрослым, а это стоило очень многого. В нем видели маленького человека.
А еще пока Гарри боялся даже тронуться. Вокруг него летали, словно сами собой, линейки, ленточки, что-то отмеряя. Линь, помахивая маленьким смычком, дирижировала невидимыми духами.
Мастер Олливандер, дождавшись, когда обмер будет закончен и ему в руку спланирует лист бумаги с результатами, приоткрыл маленькую дверцу, показал на нее:
- Идемте, юный маг, нам именно сюда.
Маленькая феечка, уже больше не скрываясь, села на плечо Гарри, то и дело с интересом на него поглядывая. Так она и просидела все время, пока мальчик пробовал палочки.
- Чтобы было понятно, что палочка «своя», мы пойдем от противного. Вот эта палочка вам, мистер Гарри, точно не пойдет. Это чешуя виверны в сочетании с темным дубом.
Палочка легла в ладонь, и мальчик чуть не выронил ее.
- Колется!
- Конечно. Она не ваша. Теперь, попробуйте, вот эту – волос ледяной русалки и морозная береза.
Гарри, приняв новую палочку, ойкнул. По ладони тут же пробежалась обжигающая ледяная изморось. Палочка как живая вырвалась и повисла в воздухе, стреляя в разные стороны мелкими сосульками.
Но стоило Линь подуть на нее, рассыпая свою пыльцу, как палочка вернулась на свое место в темно-синий бархат коробки.
И пока мальчик разминал замерзшие пальцы, чтобы вернуть им чувствительность, мастер Олливандер вытащил с верхней полки новую коробку. По сравнению со всем окружающим – покрытую слоем пыли. Или… не совсем пыли.
Подув на коробку, мастер поднял в воздух облако сверкающих частиц.
- Это пыльца феи, - пояснил Олливандер негромко. – Пыльца Линь. Так палочки сохраняются лучше и не теряют своих свойств с годами. Попробуйте эту палочку, мистер Гарри.
Мальчик кивнул, послушно принимая палочку. И… показалось, что ничего не случилось. В руке Гарри был просто кусочек дерева, не откликающийся ни на что. Ни искр, ни пыли вокруг, ни холода, ни колючек. Ничего.
- Это нормально, - прошелестела Линь. – Она еще не проснулась.
- Пойдемте, мистер Гарри, я угощу вас чашечкой чая. А коробочку берите с собой. И палочку тоже.
- Мистер Олливандер… А почему… почему вы мне помогаете?
- Несколько лет назад, много лет назад, мистер Гарри, мой единственный сын, которому я надеялся передать магазин, выбрал неверный путь и погиб. И только благодаря маленькому мальчику, которого сейчас ищет весь магический мир, гибель моего ребенка не осталась неотомщенной. Итак… А теперь, чашку чая и вкусные кексы.
Чай был разлит в тоненькие фарфоровые блюдца. А мистер Олливандер знал очень много историй, которые мальчик слушал с неослабевающим интересом.
Чай почти закончился, когда началось то, из-за чего мальчик пришел в магазин.
- Просыпается, просыпается! – Линь, так и сидевшая на плече Гарри, торопливо отлетела в сторону.
Мальчик взглянул на палочку и от изумления не смог сказать ни слова. Вначале неохотно, а потом все быстрее и быстрее, его руку начало окутывать золотисто-огненное сияние. Словно огонь сам по себе объял часть тела, а потом и всего мальчика! и источником этого огня была именно палочка.
- Остролист. Перо феникса. Да, эта палочка ждала вас, мистер Гарри. Очень долго ждала.
Мальчик, прислушивающийся к своим ощущениям, резко кивнул. Внутри царило чувство, что только что он встретился с другом, которого у него никогда не было. Другом, который будет защищать его везде и всегда.
Стук в стекло раздался неожиданно.
- Гарри, - с той стороны улыбалась старушка, сверкая яркими молодыми глазами. В огромной клетке у нее сидела белоснежная сова.
- Идите, мистер Гарри, счет за вашу палочку оплатят позднее.
Мальчик встал, поняв, что ему пора.
- Спасибо за чай и спасибо за палочку, мистер Олливандер. Линь, было очень приятно познакомиться.
Маленькая феечка серебристо засмеялась.
- Пойдем, просто Гарри, я провожу тебя.
И хотя Гарри мог дойти до дверей и сам, он не хотел расставаться с первым волшебным созданием в магическом мире, отнесшемуся к нему так по-дружески. Линь же, уже у порога, осыпала мальчика своей серебристой пыльцой, пожелала жарко ему удачи и исчезла. А Гарри понял, что стоит рядом со старушкой. И за его спиной на деревянной двери покачивается на тоненькой цепи надпись «закрыто».
- Ну что? – подмигнула старушка ребенку, - идем дальше?
И завертелось, понеслось, закружилось. Вкусный обед в кафе Флориш и Ботс, обаятельная и совсем молоденькая продавщица в аптеке, которая помогла Гарри все купить по списку для поступления в Хогвартс. И даже подсказала пару таблиц, которыми пользовались маги, когда надо было быстро разобраться с идентификацией зелий. Затем был книжный магазин.
Книги надолго заворожили маленького мальчика, а старушка, его сопровождающая, не стала торопить Гарри. И помогла ему подобрать магические сказки и разноцветные волшебные энциклопедии.
Затем с огромной кипой книг, плывущей за ними по воздуху, старушка провела мальчика в салон мадам Малкинс. Там пришлось задержаться на несколько часов. Помимо полного магического гардероба, предстояло подобрать кое-что из маггловской одежды. То, что было сейчас на Гарри, было самым приличным из всего, что быстро удалось найти на ребенка в старом доме расположенным в неназываемом месте.
И, в конце концов, утомленный длинным днем и покупками, мальчик уснул, когда вместе со своей сопровождающей они присели в небольшом и уютном парке, чтобы передохнуть. Старушка, удобно опираясь на спинку, гладила спящего у нее на коленях мальчика по голове, время от времени поглядывая по сторонам острым взглядом.
Огромный черный и лохматый пес остановился около нее минут через сорок, смерил спящего мальчика задумчивым взглядом, затем взглянул на старушку, кивнул головой и потрусил дальше по своим делам.
А еще через пять минут после этого около остановки остановился огромный трехэтажный автобус. Насыщенный день в Косом переулке для маленького Гарри, «просто Гарри», подошел к концу.

…«Меня зовут Сириус Блэк», - высокий исхудавший мужчина, одни кожа да кости, расхаживал по огромной комнате, где на мягком диване с ногами сидел замученный ребенок, выглядящий, пожалуй, даже хуже чем он сам, недавний заключенный. – «Я твой крестный, Гарри. И вот уже два года выискивал способы забрать тебя из дома твоих родственников со стороны матери. Но, к сожалению, охрана, поставленная около тебя одним человеком, была столь надежна, что ни один доверенный маг так и не смог прорваться за ее кордон. Завеса магии была снята только сегодня утром, в день, когда тебе должно было прийти письмо. Ты – маг, Гарри Поттер, и письмо приглашало тебя в школу магии и волшебства, где ты должен провести следующие семь лет. Но мы успели раньше. И с сегодняшнего дня, мальчик по имени Гарри Поттер исчезнет. А в школу Хогвартс поедет мальчик по имени Гарри Блэк. Ты просто Гарри, мой мальчик. И ты больше никогда не вернешься к Дурслям…»



Глава 2. Платформа 9 и ¾.
Сидя в большом удобном купе на четверых, мальчик с черными волосами и зелеными глазами разглядывал платформу за окном, только начинавшую заполняться магами. Мальчик к магам относился только фактом своего рождения – воспитывался он в семье магглов, а для таких читали специальную лекцию. И не где-нибудь! А в поезде до Хогвартса.
Поезд подавали на перрон в восемь часов утра, а в десять часов он отбывал от станции. В девять часов, девять тридцать начинали прибывать маги. А магглорожденные прибывали к поезду не позднее восьми пятнадцати, когда и начиналась эта лекция.
Чистый женский голос рассказывал о возможностях магии, о том, куда направляются дети, какие есть факультеты в Хогвартсе, и где можно найти себе занятие на вечер, куда запрещено ходить и почему, какие есть уроки, и что именно ждет малышей в первый год обучения. К кому можно обратиться за помощью и когда.
Мальчик у окна внимательно выслушал всю лекцию, а кое-что даже записал. Правда, большую часть он уже знал, внимательно прочитав свою первую в жизни энциклопедию для юных магов. Специально созданная для тех, кто впервые попал в магический мир, она рассказывала о тех правилах и не писаных законах, которые следовало соблюдать. О Хогвартсе и его обитателях, самых известных учителях и факультетах.
Впрочем, зачем нужно распределение на факультет юный маг так и не понял. Ему так с первого взгляда было понятно, что это только разделяет студентов, не давая им проявлять самые сильные стороны.
А спросить это было уже не у кого. Бабушка, проводившая его до перрона, уже ушла, оставив его одного, а знакомых у мальчика, естественно, не было.
Поэтому он развлекался тем, что, глядя за окно на проходящих мимо девушек и юношей, пытался угадать, на каком они факультете. Естественно, все были в цивильном – в маггловской одежде, и это никоим образом не облегчало мальчику задачи.
Мало-помалу начали заполняться купе. По коридору прошли два огромных парня, немного сжавшемуся мальчику они показались великанами, впрочем, впечатление было обманчивым. И когда в купе заглянул первый – коренастый парень, темноволосый, с карими глазами и потрясающей улыбкой, мальчик невольно улыбнулся в ответ.
- Малек, мы к тебе подсядем?
Дождавшись подтверждающего кивка, коренастый махнул рукой и вошел в купе. Сел напротив мальчика, рядом с ним упал второй парень – черноволосый, высокий, хотя и более узкий в плечах и не такой коренастый.
- Так, осталось только поймать еще одного нормального, и можно будет спокойно ехать, - пробормотал улыбчивый, поймал взгляд мальчика и подмигнул. – Мы с разных факультетов, малек. Более того, мы капитаны команд, которые сражаются за кубок квиддича школы. Попадешь в Гриффиндор и будешь хорошо летать – станешь частью моей команды. Я Оливер Вуд. Ну а этот, - мотнул он головой в сторону молчаливого, - капитан Слизерина, Маркус Флинт.
- Капитаны… квиддича?
- Да, ты…
- Меня магглы воспитывали. Поэтому знаю, но… видел только в энциклопедии, на движущихся картинках.
- Иллюзия, - кивнул Оливер. – А ты у нас?
- Я Гарри, Гарри Блэк.
- Гарри, значит. И на какой курс ты хочешь поступить Гарри?
- Пока не знаю, - честно ответил мальчик. – Они все какие-то странные. И я понять не могу, зачем именно нужно это деление.
Старшекурсники переглянулись.
- В общем-то, тут несколько целей. Во-первых, соревновательный дух. Пока мальки добывают очки для своих факультетов, у них остается меньше времени, чтобы шкодить, - пояснил Оливер негромко. – Во-вторых, такой подход позволяет распределить мальков по группам, которые наиболее им подходят. Они учат разные уроки, например. У слизеринцев больше зелий у профессора Снейпа, а у студентов Пуффендуя – травоведения у профессора Спраут. И, наконец, это делается для вашей пользы. В одном месте, одной гостиной, собираются наиболее психологически совместимые люди. Ой! – парень зашипел, когда в его ребра вонзился локоть друга, а потом спохватился и сам. – Слишком сложно, точно. Но можно было сказать и словами!
- Ты объясняй, объясняй. Я пока смотрю, кого бы забрать к нам, а то набегут твои поклонницы и будем всю дорогу слушать, какой ты восхитительный.
- Тогда не отвлекайся, Флинт!
- Не отвлекаюсь.
Гарри прыснул.
Оливер ему подмигнул.
- Итак, - продолжил он как ни в чем не бывало. – Обучение длится семь лет. Комната в общежитии одна на пять человек. И эту комнату придется делить с этими людьми все семь лет. Теперь, представь, ты любишь очень громко слушать музыку, а остальные – любят читать умные книжки, вы подружитесь?
Гарри отрицательно покачал головой.
- Вот, пусть это и грубо, но все-таки очень верно. Шляпа, которая распределяет по факультет, смотрит на характер поступающего и определяет его туда, где ему будет лучше всего.
- А не бывает такого, что человека можно определить на два факультета?
- Бывает, - кивнул Флинт, пока Оливер задумался вообще над возможностью такого варианта. – В таком случае, шляпа предлагает решить самому поступающему. Были даже случаи, когда шляпа давала на выбор все четыре факультета.
- Ум – у Когтеврана, честность и отвага у Гриффиндора, трудолюбие у Пуффендуя, интрига у Слизерина? – повторил Гарри то, что вычитал в энциклопедии.
- Это хорошие … черты, - снова ответил Маркус, - но тут есть кое-что еще, обратная сторона монеты. Эмоциональная бедность когтевранцев, они не умеют нормально обращаться с остальными, безумные поступки гриффиндорцев, из-за которых они постоянно теряют очки, не думая о последствиях в своих авантюрах. У Пуффендуя свои проблемы, там ребята хорошие, трудолюбивые, но знания они получают потом и кровью, как говорится. У них не получается, как у когтевранцев, все понимать на лету. А слизеринцы…
- Спесивы, - подсказал Оливер и засмеялся, уворачиваясь от нового локтя. – А еще хвастливы, и не умеют, совершенно не понимают шуток. О! Близнецы Уизли.
- Говоря о них, - Маркус взглянул искоса на друга, активно махающего рукой рыжим парням. – Мне в команду в следующем году нужны будут новые члены. Как бы у тебя этих сманить?
- Не дождешься! Эти ребята мои и только мои! – напыжился Оливер.
И Маркус тут же добавил:
- А продолжая разговор о плохих чертах, гриффиндорцы падки на лесть, скажи им что-то хорошее – и они все твои.
- Флинт!
- Вуд.
- Зараза…
На миг сцепившись взглядами, парни быстро развернулись в разные стороны. Только Оливер на миг облизнул губы.
- Итак, Гарри…
- Слушай, Вуд! – с той стороны окна, появился уже виденный рыжий близнец. – Мы смываемся, если моя матушка тебя отловит, а она видела, как ты махал нам рукой – ты нас не видел. Ей новая блажь пришла в голову, обязательно найти в поезде Гарри Поттера. В результате наш младшенький Ронни бегает по всему поезду с вопросом «вы не видели мальчика со шрамом на лбу?»
Флинт заржал.
Оливер развел руками.
- Забито, Фредж.
Рыжий засмеялся, бросил перепуганный взгляд через плечо, подтянулся на руках и скрылся из вида.
- Бедный мальчишка, - пробормотал Оливер. – Если он действительно едет в Хогвартс, из него сделают снова героя…
- Это плохо? – поинтересовался Гарри.
- Быть героем? – уточнил Вуд. – Никакой личной жизни, никаких интересов, друзей, не понятно интересуешь всех именно ты или твой статус. Короче, ты или герой, или нормальный человек. Кстати, если тот рыжий будет бегать по всем малькам, к концу поездки над ним будет смеяться весь поезд. Славу он себе заработает долгую. И запоминающуюся. Всем запомнится.
Маркус усмехнулся, толкнув друга в плечо и откинулся на сидение.
- Действительно, явный гриффиндорец.
- Тогда я не хочу в Гриффиндор, - пробормотал просто Гарри.
- Там хорошие ребята, например, те рыжие близнецы – Фред и Джордж, с их помощью школа раз за разом успешно саботирует предметы у нелюбимых преподавателей.
- Вуд.
Тихий голос Маркуса заставил Оливера спохватиться и развести руками.
- Это нарушение правил, по голове за это не погладят, поэтому ты ничего не слышал. Кстати, не твой ли дальний родич идет по коридору в сопровождении двух очень крупных парнишек?
- О, Драко.
Высунувшись из купе, Маркус крикнул:
- Драко, иди к нам.
У мальчишки, который вошел по его приглашению, были белые, почти платиновые волосы, серые глаза, тонкие черты лица.
Немного высокомерное выражение исчезло, стоило только ему войти в купе. И когда он сел аккуратно на сидение, рядом с Гарри уже был обычный, нервничающий мальчишка.
- Страшно? – ухмыльнулся Флинт. – Не трусь, малый, поступишь в Слизерин. На другие факультеты вы не поступаете.
Малфой кивнул, вздохнул и повернулся к сидящему рядом Гарри.
- Драко, Драко Малфой.
- Гарри Блэк, - мальчишеские руки на мгновение соединились в крепком рукопожатии.
- Твоя фамилия… - Драко чуть заметно улыбнулся. – Надо будет на досуге покопаться в генеалогическом дереве, вполне может статься, что мы родственники. Как ты слышал, я хочу в Слизерин. А куда хочешь ты?
- Только не в Гриффиндор! – жарко откликнулся Гарри, и старшие мальчишки, сидящие напротив, дружно рассмеялись.

…-Послушай меня, мой мальчик. Если бы этот человек просто был директором одной из самых лучших школ в мире, ничего этого бы не потребовалось. У тебя было бы замечательное детство, и возможно – были бы живы твои родители. Но он начал подобно пауку плести свои планы, и первой их жертвой стал мальчишка немногим старше тебя. Мальчика звали Том Нарволо Реддл, и о нем я расскажу тебе все, но позже. А пока тебя ждет Хогвартс.
Если бы все было правильно, ты бы уже знал все о магическом мире, умел бы уже колдовать, успешно пользуясь детской палочкой, летать на метле. Но теперь ты, воспитанный в духе домовых эльфов, будешь все постигать как маггл. Никому, даже друзьям, которых ты найдешь в Хогвартсе, не называй своей второй фамилии, мой мальчик. Ты Гарри Блэк, ты наследник древнего рода, который не сильно уступает роду Поттер. Ты соединил в себе все лучшее, что было у нас.
Если больше всего ты взял от отца – то лучшим выбором для тебя будет факультет Гриффиндора. Но там учатся безрассудные мальчишки и девчонки, которым нравятся приключения и нарушения правил. Мы тоже были такими. Безрассудными, нарушающими правила, пока не повзрослели. И знай, в этом нет ничего плохого.
Если больше ты взял от Лили, то тебя с радушием примет Когтевран. Там учатся умники, а она была очень умной девушкой. Хотя с не подходящим для Когтеврана любимым предметом.
В Пуффендуй ты, конечно, вряд ли попадешь. Там нужно трудолюбие, а Поттерам и Блэкам все давалось играючи.
И, наконец, Слизерин – это самый безопасный для тебя факультет, мой мальчик. Факультет, на котором никогда не будут искать Гарри Поттера, мальчика-который-выжил. И факультет, на котором многому могут научить Гарри Блэка, мальчика, который сам будет выбирать собственную жизнь…




Глава 3. Распределяющая шляпа.
О том, что добираться до замка они будут на лодках, Гарри знал. Это было сказано на вводной лекции в поезде, но вот о том, что это будут утлые суденышки, в лекции как-то не упомянули. А лодки действительно заслуживали особого упоминания – маленькие, в них могли сесть максимум шесть человек, из темного дерева, с множеством щелей.
Они пугали и вызывали сомнение в том, что на подобном «транспорте» вообще можно добраться на другую сторону.
На носу каждой лодки был фонарь, и нигде… вообще нигде! Не было ни одного взрослого. Даже не было старшекурсников, не говоря уж о преподавателях. Был только страшный великан – лесничий Хагрид, который встречал первокурсников с подобным же фонарем на перроне и зычным воплем:
- Первокурсники, все сюда!
На этого великана Гарри посматривал с опаской. Впрочем, не он один. Две девочки из числа первокурсников, держащиеся за руки, явно его боялись.
Драко Малфой, с которым мальчик ехал в одном купе, ушел за несколько минут до прибытия. Сказал, что должен позаботиться о своих знакомых.
Вуд, проводив его взглядом, только усмехнулся:
- Маленький лорд!
А Маркус пояснил на изумленный взгляд Гарри:
- Малфои – аристократическая семья. Раньше бы этих людей назвали их вассалами, но сейчас это что-то вроде «младшей» семьи. Малфои им помогают, заботятся о них, а в случае необходимости «младшие» семьи сделают для них все, что потребуется. В этом году вместе с Драко поступили два мальчика из младших семей, и по аристократическому кодексу теперь Драко надо за ними присматривать, ну а мальчишки будут его… вассалами и телохранителями.
Оливер, ткнув локтем в бок Вуда, усмехнулся:
- Надеешься, что мальчишка попадет на Слизерин? Необычно видеть тебя таким разговорчивым. Обычно для этого надо что-то более весомое.
Маркус усмехнулся, но на подначку не ответил, сказал другое:
- Сейчас уже подъезжать к станции будем, переодевайся в мантию, Гарри. А багаж оставляй здесь, его доставят после домовики Хогвартса.
О домовиках мальчик уже знал – прочитал в магической энциклопедии за несколько часов до отбытия, поэтому он просто кивнул и молча переоделся в свою мантию. Единственное, что его немного удивило – это то, что ему отвечали на незаданные вопросы.
Словно мысли читали.
Впрочем, маги же!
Но если они тут все поголовно маги, неужели нельзя было выдать для переправы первокурсников что-то более безопасное, чем эти суденышки?
- Они с ума все посходили, что ли? – презрительно-высокомерный голос был окрашен едва уловимо знакомыми интонациями.
Гарри повернулся.
Драко.
Почти за его спиной стоял Драко Малфой с двумя высокими и плотно сбитыми мальчишками.
- Это Грегори и Винсент, - пояснил Драко тихо. – По ряду причин я должен за ними присматривать.
Гарри кивнул.
- Обычно, - продолжил Малфой, почти не шевеля губами, - для переправы используют два викинговских драккара. Уменьшенные варианты, конечно. Но все-таки такие утлые суденышки – впервые! Надо будет папе сказать.
«Папе?»
Гарри, который вообще не представлял, как это – о чем-то сообщить старшим, зябко дернул плечами.
- Он – попечитель школы, - пояснил серьезно Драко, не глядя на собеседника. – Такие суденышки могут привести к беде. Хорошо если никто не упадет, а если что-то случится?
Отвернувшись от Гарри, он взглянул на перепуганных первоклашек и задрал голову. Призывы Хагрида рассаживаться по лодкам успешно игнорировались всеми вот уже несколько минут
- Что ж, если ничего другого не предвидится, вплавь не стоит. Крэбб, Гойл, за мной. Ты, - взглянул он на нахохлившегося Гарри. – Блэк, кажется? Тоже за мной. Остальные, что застыли, как бараны? Вы заставляете меня ждать. По лодкам, по лодкам.
Со стороны поступок Драко выглядел очень некрасиво, но зато – подействовал, и все первокурсники расселись по лодкам.
От озера поднимался холодный туман, пробирающий до костей. Гарри, который перед выходом из поезда, нацепил новенький свитер, ощущал себя промерзшим до невозможности даже согнуть пальцы.
А потом в лодку через невидимые до этого щели хлынула вода, и все стало еще хуже.
Было некогда смотреть по сторонам. Драко удерживал на носу лодки фонарь, магический артефакт управляющий движением лодки, а Гарри, Винсент и Грегори торопливо вычерпывали воду. Где-то сбоку плакала девочка, в лодке которой тоже было полно воды. Сбоку кто-то ругался, причем словами, которые вряд ли должны знать первокурсники.
Именно поэтому панораму Хогвартса издали Гарри не увидел, было не до этого. Когда же лодка ткнулась в берег, ему уже не хотелось и смотреть. Драко, пряча замерзшие ладони в карманы мантии, выглядел чуть бледноватым, но остальные были не лучше. Когда Гарри смог перестать дрожать от холода, маленький аристократ двигался уже к замку, «Крэбб» и «Гойл» последовавшие за ним по велению резкого кивка, на ходу ладони растирали. Малфоям слабость выказывать было запрещено.
В стороне от Малфоя двум девочкам что-то рассказывала еще одна малышка – с копной каштановых волос. Голос у нее был громкий, глаза блестели – это было хорошо видно под светом включенных у подъездной дорожки фонарей.
И Гарри сам не знал, что его, нелюдимого мальчишку, подтолкнуло в бок. Проходя мимо, он легонько подтолкнул девочку в спину и шепнул:
- Не переживай, тебя обязательно примут!
И девочка замолчала, словно кто-то выключатель нажал, только улыбнулась слабо.
Две других девочки, взирающие на эту малышку с презрительно-покровительственным выражением, сразу стали смотреть дружелюбнее.
«Так будет лучше», - решил Гарри.
Он хорошо понимал испуг малышки, сам был таким же, когда его в первый класс школы для трудных подростков привели Дурсли. Впрочем, Дурсли это табу, про них лучше даже не думать и не вспоминать! Не было Дурслей, не было! И школы этой не было, где их пороли, ставили в угол на горох, а некоторых сирот – вешали в подвале на цепи.
Не было никогда.
Был маленький уютный домик, была бабушка, и летние дни… Так говорил дядя, так говорила симпатичная Тонкс, не любящая свое красивое имя Андромеда.
И это было то, что должен был сам Гарри отвечать всем, кто его спросит.
Будущие первокурсники дружной толпой перешли в небольшое фойе, где их встретила высокая женщина. Коридор, по которому они шли, был каким-то странным, но замерзшему Гарри было не до того, чтобы смотреть по сторонам.
- Итак, - оглядев мальчишек и девчонок, женщина взмахнула палочкой. У кого-то поправилась мантия, у кого-то прическа, мальчишка, который свалился в воду почти у самого берега, радостно ойкнул, когда его мантия и все, что было под ней – мгновенно высохло. – Меня зовут профессор Макгонагалл, со всеми вами мы встретимся на уроках в течение первой же недели. Я декан факультета Гриффиндор.
Гарри, стоящий в углу, чтобы на него поменьше обращали внимания, поежился. Ему еще больше расхотелось поступать на факультет Гриффиндор, если там такая декан. Дама напомнила ему директрису из его прошлой школы. Та тоже была высокая, сухопарая, зато ругалась громко и наказывала за любые провинности сразу же.
- О многом вам расскажут на первом уроке, который проведут наши старшекурсники – старосты ваших будущих факультетов. Они еще не забыли, как это – прибыть в Хогвартс первый раз. Они расскажут вам обо всех писаных и… неписаных правилах. Это все случится в первый же день обучения. Тогда же вы пройдете по школе с старшекурсниками, они вам все покажут и расскажут. Старайтесь запоминать Хогвартс, его коридоры, кабинеты. Стрелки-указатели, которые будут вас провожать каждый день – будут действовать только первые два месяца. Тридцать первого октября, в день Хэллоуина стрелки погаснут.
Маленькая дверь из фойе распахнулась. В комнату вошел высокий рыжеволосый парень.
- А, Перси? – оглянулась на него профессор.
- Все готово. Вас ждут.
- Хорошо, первокурсники, постройтесь, пожалуйста, парами!
Гарри, сам того не ожидая, оказался в паре с рыжеволосым мальчишкой.
На мир тот смотрел хмуро, и то и дело оглядывался по сторонам.
Спрашивать имя стоящего рядом с ним мальчика он даже и не подумал, что-то бормотал себе под нос.
И Гарри, ощутив неожиданно острую неприязнь, даже не стал прислушиваться. Обрывки слов, долетавших до его уха, были очень неприятными и даже напомнили ему о Дадли. Чем прислушиваться к этому рыжему, стократ лучше было посмотреть по сторонам.
А посмотреть было на что.
Они двигались парами по огромному залу. На стенах были гобелены. На них были эмблемы всех четырех факультетов. Гарри узнал их с легкостью: серебряная змея на зеленом, это Слизерин. Бронзовый ворон на синем фоне – это Когтевран. Золотой лев на алом фоне – Гриффиндор. А черный барсук на желтом фоне – Пуффендуй.
Освещался зал свечами, которые плавали в воздухе, а на потолке… потолка, показалось в первый момент, не было. Над головой было темное небо с яркими гроздьями звезд.
И только когда Гарри присмотрелся, он обнаружил арочные опоры, поддерживающие это небо. Потолок был зачарован.
И мальчик даже забыл о своем страхе, задумавшись над тем, а как это сделали? Он уже знал, что в Хогвартсе не работают электронные приборы. А с помощью такого заклинания можно было бы смотреть телевизор, стоящий дома у Сириуса…
Отвлеченные мысли перескочили дальше, Гарри осторожно огляделся по сторонам и замер. В зале стояли четыре длинных стола, за которыми сидели другие студенты Хогвартса. И все студенты сейчас смотрели на идущих первокурсников.
Мальчик торопливо опустил голову и больше по сторонам не смотрел. Так, волей или неволей, ему пришлось прислушаться к тому, что говорит рыжий мальчишка.
«Найти, поколотить, мелкий гаденыш, думает раз со шрамом – то лучший».
Обрывки слов складывались воедино, но только уже у небольшого подъема, где стояли столы, за которыми сидели взрослые, Гарри осознал, что рыжий мальчишка говорит именно о нем.
О мальчике со шрамом, который считает себя самым лучшим из-за того, что он не такой как все. Из-за того, что он, поганец мелкий, не сдох, когда его убивали! И из-за того, что ему, Рону, приходится искать этого самого мальчишку!
Не вздрогнуть Гарри помогла только закалка. Он уже слышал такое в свой адрес, правда, без «когда его убивали». Но в разное время разные люди печалились, что он не сдох в детстве.
Профессор Макгонагалл поднялась на помост к небольшой низкой табуретке, на которой лежала старенькая, вся в заплатках шляпа. Все смотрели на нее, и Гарри тоже уставился на эту шляпу.
А потом… случилось чудо.
Между полами шляпы прорезалась щель, появились глаза и шляпа запела.
Немного резковатым голосом, отчасти немелодично, но зато задорно.

Меня зовут шляпа, я просто шляпа.
Не надо кланяться, ребята.
Я здесь давно, и цель моя
Прекрасней всех и так чиста!

Я знаний страж, я проводник,
Я проведу вас в мир иных!
Я проведу всех вас туда,
Где будут рады вам всегда!

Невзрачна я на вид, не спорю,
И видела я много горя!
Но видела и много счастья,
И пережила я век ненастья.

Я вам скажу – смелей смотри,
Сюда ко мне, вперед, иди.
Садись на стул, меня бери
Со мною в новый мир шагни!

Если нет тебя смелей,
Если нет тебя честней,
Если славы ищешь ты,
То тебе подходят львы!

Если ты трудолюбивый,
Обаятельный и милый.
Если все в твоих руках,
Друзей найдешь ты в барсуках!

Если ты остер на взгляд,
Новое учить ты рад,
Если интересно тебе всё,
Примут вороны за своего.

Если мудрый ты и властный,
Друзьям предан и опасный.
Если хочешь больше знать,
К змеям надо путь держать!

Вам теперь считать года,
Грызть гранит наук всегда.
Играть с друзьями, веселиться,
И магами скорее становиться!

Аплодисменты, зазвучавшие в зале, смех и разговоры – все это было привычным, и Гарри смог немного расслабиться.
- Я буду называть ваши имена, - снова заговорила профессор Макгонагалл, - а вы - подниматься сюда ко мне. Шляпа скажет вам, какой факультет вас будет ждать.
Незнакомые имена промелькнули очень быстро. Профессор называла почему-то первокурсников не по алфавиту. Принято что ли так было?
Смешливая девочка с косичками отправилась в Пуффендуй, а затем туда же ушла ее подружка. Высокий долговязый мальчишка стал гриффиндорцем. А в Когтевран одна за другой ушли три девочки, причем одна из них была знакома Гарри – та самая с копной каштановых непокорных волос.
У нее оказалась симпатичная улыбка и белоснежные зубки с немного неправильным прикусом.
Драко Малфой отправился за стол Слизерина, а вслед за ним – его «младшие» Грегори и Винсент.
Рыжий, с фамилий Уизли, отправился за стол Гриффиндора вслед за мальчиком, который искупался в воде. Того звали Невилл, и будущий гриффиндорец чуть не плакал от собственной неуклюжести.
- Блэк, Гарри, - сказала профессор Макгонагалл.
И мальчик прошёл к табурету, надел шляпу и закрыл глаза. Так было легче, чем смотреть в зал, полный студентов.
А затем ему стало не до чего – в голове зазвучал хрипловатый голос, уже слышный в задорной песне.
«А, тебе понравилось? Это хорошо. Я шляпа, я любимая шляпа одного из основателей этой школы Годрика Гриффиндора. Итак, ты честный славный малый, умный, отважный, у тебя задатки к величию. Куда бы тебя отправить?»
«Только не Гриффиндор!»
«Только не Гриффиндор?» - изумилась шляпа. – «Ты уверен? Это факультет, где не соблюдают правила, где рядом всегда есть дружеское плечо. Там ты быстро найдешь друзей».
«Нет, только не Гриффиндор».
«Для Когтеврана в тебе недостаточно усидчивости, хотя ты способный малый. А Пуффендуй не для тебя. Остается Слизерин. Не передумаешь?»
«Только не Гриффиндор, только не Гриффиндор, пожалуйста!»
«Ну, раз так…»
- Слизерин!
И под вкрадчивые аплодисменты серебряно-зеленого стола новый слизеринец перешел туда.

… - Послушай меня, мой мальчик. У нас очень мало времени, и рассказать тебе всё, что должно, я не успею. Не переживай, я обязательно найду способ с тобой или увидеться, или передать тебе весточку. Пока запомни три вещи. Первое. Не выделяйся. Ты Гарри Блэк, ты воспитывался дальними родственниками-магллами, пока тебя не забрала твоя бабушка-маг, узнавшая о гибели твоих родителей. До июля ты ничего не знал о том, что магия существует. Второе. Держись подальше от директора Альбуса Дамблдора. Если ты попадешь на Гриффиндор, тебе будет сложнее. Ребята и девчата с этого факультета его любимчики. И третье, если ты можешь кому-то помочь – помоги, не проходи мимо. На каком бы ты ни был факультете. Потому что ты знаешь, что такое быть изгоем, потому что ты лучше других понимаешь важность помощи, которую оказали вовремя.



Глава 4. Гостиная в зеленых тонах.
На ужине Гарри не столько ел, сколько медитировал над тарелкой. День выдался чересчур насыщенным, поэтому мальчику было тяжело сделать даже глоток тыквенного сока, который здесь был вместо привычного ему английского чая.
Оглядываться по сторонам тоже не хотелось, как и изучать преподавателей и тех, с кем мальчик поступил на один курса.
Простыми подсчетами было понятно, что всего в числе первокурсников Слизерина: одиннадцать человек, восемь мальчиков и три девочки. Около десяти человек было и на всех остальных курсах.
Старшеклассники, сидящие рядом, шептались, что в этом году набор опять меньше, но Гарри не знал, можно ли спросить кого-то об этом.
Он вообще растерялся, ощущение реальности происходящего снова начало ускользать, размывая границы. Но надо было держаться. Делать вид, что он - так же как и все, заинтересован ужином и в нетерпении ожидает, когда же можно будет зайти в спальню и наконец-то лечь спать.
Гарри и делал вид. Притворяться у него получалось очень хорошо, прошел он в этом отношении серьезную школу. К тому же, кто будет присматриваться к соседям по столу, когда вокруг столько всего интересного! И привидения, которых представили первокурсникам, и гобелены, и небо над головой, и необычный ужин. Одним словом - посмотреть на что было.
А оглядываться по сторонам, на еще незнакомых мальчишек и девчонок, никто не видел смысла.
Съев булочку и запив ее соком, Гарри решительно отставил тарелку и вздрогнул. По спине прошелся холодок, раскатился обжигающе по позвоночнику и стих. Когда мальчик оторвал взгляд от стола, напротив него вместо двух старшекурсников, пересевших чуть левее, сидело привидение.
Кровавый барон был привидением факультета Слизерин. В отличие от Безголовного Ника и толстого монаха - привидений Гриффиндора и Пуффендуя, Барон был не склонен к разговорам с малькам, неохотно им помогал. Безусловно, в случае проблем к Барону можно было обратиться, но если была возможность этого избежать - то лучше было так и поступить.
В лекции всех первокурсников предупредили, что Кровавый Барон - единственный призрак, которого боится злорадный полтергейст Хогвартса. И именно его именем лучше пугать этот комок злобы. Но вместе с тем, от самого барона лучше держаться подальше.
- Гарри Блэк, - у привидения был неожиданно живой взгляд. Умный, отчасти ироничный. Аура ужаса, которая окутывала Барона в тот самый момент, когда он подплывал ближе, и на которую, собственно и среагировал Гарри, сейчас был приглушена. - Удивительно. После такого большого перерыва Блэк в школе, и более того - Блэк на моем факультете.
Гарри промолчал, немного испуганно глядя на Барона, привидение изучало его в ответ, потом усмехнулось:
- Посмотрим, что из этого получится, юный Блэк. Следующие семь лет обещают быть удивительно захватывающими...
Кровавый Барон исчез так же неожиданно, как и появился. Гарри уставился в стол, даже не заметив, что на мальчика, который заинтересовал чем-то Кровавого барона, смотрят сразу трое. Декан Слшизерина - профессор Северус Снейп, пытался сообразить, чем же ему знакомо лицо черноволосого несчастного мальчика. Староста пятого курса, по традиции присматривающий за мальками, так же не отводил от Гарри задумчивого взгляда.
Третий взгляд тоже был направлен с преподавательского стола, но ... даже улови его Гарри, он бы так и не смог понять, кому именно взгляд принадлежит.
Закончившийся ужин ознаменовался полным исчезновением всех тарелок со стола.
- Первокурсники, - уже знакомый Гарри Маркус, поднялся с края стола, - идите все за мной. Дэн, Люц, пойдете замыкающими, чтобы никто не потерялся.
Двое мальчишек, по виду старше самого Гарри года на два, кивнули и синхронно поднялись.
Аккуратной змейкой первокурсники потянулись за Маркусом из зала. Вышедшие вместе с ними пуффендуйцы пошли налево, к лестницам, а слизеринцы двинулись в подвал.
- В отличие от остальных факультетов, - заговорил Маркус негромко, - нам ближе всех возвращаться в спальни после ужина, ну, и на завтрак мы приходим быстрее. Зато им ближе приходить на пары к некоторым преподавателям. Запоминайте пока дорогу, здесь налево, налево, еще раз налево, проходя мимо вот этого рыцаря будьте осторожны и почаще пригибайтесь, в него любит прятаться Пивз, наш местный полтергейст. Дальше по этому коридору помещения старших курсов, вы тоже будете при переходе на старший курс - перебираться в соседние помещения. Здесь чтобы войти, отсчитываете пятый кирпич снизу, второй слева. Если правильно посчитаете, то когда пальцами проведете - почувствуете на кирпиче змейку. Значит попали правильно. Когда змея поймет, что вы свой - она откроет вам проход. Сегодня я впущу вас, а завтра найдите каждый время подойти к змейке, она вас укусит. Нет, Мелисента, это не больно. Прошу сюда.
Гостиная, в которую попали первокурсники, была неожиданно маленькой и против некоторого ожидания Гарри - теплой.
Около камина, в котором весело плясал огонь, стоял диван и два глубоких кресла. Около стеллажа с книгами маленький столик и еще два кресла. Чуть в стороне, не видная сразу при входе - была учебная зона. Стояли четыре стола со стульями.
- Итак, - продолжил Маркус объяснения. - В зоне первокурсников четыре комнаты. Четвертую комнату, из-за того что вас меньше, отдали второму курсу, им приходилось тесниться, у них набор больше. На вас же три комнаты. Направо по коридору - ванная комната девочек и их комната. Мальчики, предупреждаю сразу, там стоит охранка Хогвартса, вы туда не пройдете. Налево соответственно две ваших ванных комнаты и две спальни. Вас восемь человек, комнаты рассчитаны на пятерых, но вас разделили на две группы. Вместо пятой кровати поставили учебную зону. Дальше. Драко, Винсент, Грегори - к вам добавили еще Гарри Блэка. Ваша комната с серебряной змейкой. С черной змейкой комната второй группы. Вопросы? Раз нет, расходитесь по комнатам. Завтра с утра у старших курсов занятия, вам же два дня даны на ознакомление с Хогвартсом. На завтрак вас проводят Дэн и Люц, запомните этих ребят, за них вы будете болеть на квиддиче. А вот перед обедом, вас заберу я, чтобы провести экскурсию по замку. Так, комендантский час наступает в девять часов для первых трех курсов. После этого спальни закрываются, и любой кто окажется вне жилой зоны, попадет туда только вместе с профессором. Не советую злить профессора Снейпа, нашего декана. С ним вы познакомитесь завтра на экскурсии. А потом на уроках по зельеварению. Расходитесь по комнатам, и хорошенько подумайте все, что вы хотели спросить, но постеснялись или сразу не сообразили. Завтра у нас будет время, чтобы поговорить и об этом.
Драко кивнул, махнул головой, и вместе с Грегори и Винсентом перешел в комнату. Дверь за ним закрылась, потом из комнаты ушли девочки, и вторая группа мальчишек. Гарри остался сидеть около камина, задумчиво глядя в языки пламени.
- Гарри, - рука Флинта легла на плечо мальчика, чуть сжала: - Ты в порядке?
Мальчик повернулся и кивнул.
- Извините.
- Ты ... В Слизерин редко попадают не из чистокровных семей, но на некоторые вещи ты странно реагируешь. Ты... полукровка?
Мальчик пожал плечами:
- Я не знаю. В смысле, совсем не знаю. Меня воспитывали магглы, бабушка, узнала о гибели семьи только недавно, и забрала меня к себе. До этого я считал, что я такой же как все.
- Не было проявлений стихийной магии?
- Это что?
- Когда ты чего-то очень хочешь и это происходит? Или наоборот не хочешь? Наши мальки меняли цвет одежды, цвет волос нелюбимых преподавателей, зажигали спонтанно предметы и переносили их из одного места в другое. Одним словом - происходила такая стихийная вспышка.
Гарри отрицательно покачал головой:
- Только один раз, в конце июня. Я испарил стол.
- Целиком? - изумился Флинт.
На этот раз мальчик кивнул.
Старший студент усмехнулся.
- У тебя хорошие задатки. Посмотрим, что из тебя получится. Иди в комнату, Гарри. Завтрак в девять часов, поэтому будильник в Хогвартсе звучит в восемь.
Новый кивок, и тихо пожелав спокойной ночи, Гарри скрылся в комнате.
Проводив его взглядом, Маркус подкинул в камин пару поленьев и вернулся в коридор. Ему, старосте пятого курса, помимо мальков надо было присмотреть еще и за своим собственным курсом.
По традиции школы старосты шестого курса присматривали за второкурсниками. Третий и четвертый курс были уже достаточно самостоятельны и в присмотре не нуждались. А старосты седьмых курсов были ответственны за всю школу разом. И у них постоянно было много работы.
Еще раз посетовав на выбор школьного совета, его и вдруг - в старосты пятого курса, Флинт отправился к себе.
Гарри же вошел в комнату и остановился на пороге, разглядывая комнату, в которой ему предстояло провести ближайший год.
Четыре кровати под зеленым балдахином, пара кресел и журнальный столик. Два стола со стульями и стеллаж под книги - пока пустой. Между двумя кроватями с одной и другой стороны - комод с четырьмя ящиками.
Две кровати стояли около небольших окон.
Еще две - около камина.
И свободной оставалась кровать как раз около камина. Драко показал на кровать напротив себя.
- Я видел, что ты около камина остановился, хотя уже и не холодно. Любишь тепло?
Мальчик кивнул, и Драко подытожил то, что уже успел решить:
- Значит твоя кровать та, что ближе к камину, ты же не против?
В ответ Гарри искренне улыбнулся.
- Совсем не против, спасибо, - кивнул он.
Драко улыбнулся в ответ.
- На ближайший год мы ближайшие соседи, Гарри Блэк. Мы свои - и хотя наши понятия "своего" отличаются от понятий гриффиндорцев, пуффендуйцев или когтевранцев, мы своих не сдаем и не бросаем.

запись создана: 25.08.2013 в 13:31

@темы: Гарри Поттер - Фанфики